Использование, исполнение и соблюдение права

Использование права осуществляется в трех формах. Во-первых, это беспрепятственное осуществление действий в соответствии с субъективными правами, непосредственно входящими в правовой статус гражданина (свобода совести, слова, собраний, уличных шествий и демонстраций и др.). Во-вторых, - совершение юридически значимых действий на основе правоспособности субъектами частного права (сделки, договоры и др.), а также - в соответствии с компетенцией - субъектами публичного права (приказы, распоряжения и др.). В-третьих, - осуществление участником правоотношения его возможностей: 1) определенного (правовой нормой или договором) поведения; 2) его требования соответствующих этому поведению действий других лиц; 3) в случае необходимости - обращения к правоохранительным органам государства с требованием защиты нарушаемого или восстановления нарушенного права.

Субъективное право иногда определяется как "дозволение". С точки зрения реализации права, это неточно. Гражданину дозволено все, что не запрещено. Поэтому отсутствие запрета уже означает разрешение (дозволение). Специальные разрешения (дозволения) как способ регулирования поведения граждан практиковались в тоталитарных государствах, где для проявления самостоятельности и инициативы по какому-либо вопросу гражданину каждый раз требовалось специальное разрешение властей. Но дозволение и наделение правом - не одно и то же. Каждому дозволено любоваться видом из окна своей комнаты; но отсюда не вытекает юридическая возможность препятствовать строительству здания, ограничивающего кругозор. В гражданском обществе субъективное право - не "мера дозволенного", а возможность поведения, гарантированная юридическими средствами, обеспеченная необходимостью соответствующего поведения обязанных лиц и неотвратимостью принудительного восстановления нарушенного права и (или) наказания его нарушителей.

Существует разница в использовании права субъектами частного и публичного права. Для граждан и других участников отношения гражданского общества субъективные права являются способом выражения и охраны их интересов, и они используют или не используют возможности, заложенные в правах, в соответствии со своими желаниями и интересами. Никто не может быть принуждаем к использованию своего права или нести ответственность за то, что не использовал его. Особенность использования права государственными органами и должностными лицами (субъектами публичного права) состоит в том, что для достижения поставленной перед ними цели они обязаны использовать предоставленные им права, нередко именуемые - "правомочия" (правообязанности). В целях осуществления правосудия суд не только имеет право, но и обязан в необходимых случаях вызывать и допрашивать свидетелей, истребовать документы и другие письменные или вещественные доказательства; государственная инспекция безопасности дорожного движения имеет право и обязана проверять состояние транспортных средств и запрещать использование неисправных; руководитель учреждения в целях поддержания трудовой дисциплины имеет право и обязан налагать дисциплинарные взыскания на нарушителей трудовой дисциплины.

Границей использования субъективного права являются права других лиц: "Осуществление человеком своих прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц" (ст. 17 Конституции РФ). Отсюда не следует, что свое право нельзя использовать, если этим правомерно причиняется ущерб, урон интересам других лиц. Можно использовать свое право на взыскание долга с неисправного плательщика, использовать право жалобы на должностные упущения работников государственного учреждения, использовать право необходимой обороны стороной против преступного нападения, хотя определенным интересам и, на основе закона, некоторым правам других лиц этим причиняется урон. Тихий и одинокий владелец домостроения вправе продать свой дом семье музыкантов, хотя этим нарушаются некоторые интересы владельцев ближайших строений.

Сложной в теории и на практике является проблема "злоупотребления правом". Еще недавно под этим понималось использование прав в противоречии с их социальным назначением (см. ст. 1 ГК РСФСР 1922 г., ст. 5 ГК РСФСР 1964 г.) либо наносящее ущерб интересам общества и государства (ч. 2 ст. 39 Конституции СССР 1977 г.). Обоснованно отмечалось, что в таком понимании идея "злоупотребления правом" делает неопределенной границу гражданских прав, ведет к противопоставлению законности и целесообразности, открывает возможность для широкого судебного и административного усмотрения и ограничения прав граждан по политико-идеологическим мотивам. Сам термин "злоупотребление правом" противоречив, поскольку содержит взаимоисключающие понятия: в рамках права не может быть злоупотребления, а злоупотребление противоречит праву. Критерии злоупотребления правом туманны и неопределенны. В гражданском процессе, например, практически возможно без совершения недобросовестной стороной действий, запрещенных законом, причинять ущерб законным интересам и правам других лиц, необоснованно заявляя отводы, ходатайства, жалобы и другими способами использовать свои процессуальные права, чтобы затянуть заведомо проигранный гражданский процесс. Однако сложность проблемы в том, что грань между неумелым использованием процессуальных прав и злоупотреблениями им трудно уловима и почти недоказуема, а формальные признаки злоупотребления процессуальными правами списать в законе практически невозможно.

Проблема злоупотребления правом упрощается, если определение таких злоупотреблений дано в нормативном акте. Так, в законодательстве последних лет излагаются нормы, запрещающие злоупотребление некоторыми свободами и правами с описанием признаков запрещенных деяний. Например, в ст. 4 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" под злоупотреблением свободой массовой информации понимается совершение уголовно наказуемых деяний, а также использование в теле-, видео-, а также кинохроникальных программах скрытых вставок, воздействующих исключительно на подсознание людей. В ст. 51 того же закона содержится перечень запрещенных деяний, представляющих собой "злоупотребление правами журналиста".

Проще решается проблема злоупотребления правами (точнее - правомочиями) должностных лиц. Расплывчатый по отношению к гражданину критерий использования прав в соответствии с их назначением становится определенным в применении к должностным лицам, предмет ведения и компетенция которых точно определены законом. Как отмечено, использование должностными лицами правомочий в интересах службы является их обязанностью для достижения поставленной перед ними цели. Поэтому закон определяет злоупотребление властью или служебным положением как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы. При условиях, определенных законом, оно влечет уголовную ответственность (ст. 285 УК РФ).

Исходя из изложенного для должностных лиц противоправной является шикана. Шиканой называется использование своего права исключительно для того, чтобы досадить другому лицу (например, предъявление иска о взыскании алиментов к добросовестному плательщику с целью подорвать его репутацию). В отношениях между гражданами шикана не является правонарушением, но может влечь отказ в защите используемого права. Для должностного лица шикана - грубое нарушение служебной дисциплины, так как правомочия должны использоваться исключительно в интересах службы. Поэтому противоправно, скажем, беспокоить граждан из личной неприязни вызовами и повестками, по тем же мотивам затягивать и откладывать рассмотрение и решение дела и т.п.

Исполнением как формой реализации права называется выполнение обязанности, т.е. совершение тех действий, которые предусмотрены нормой права и (или) заключенным на ее основе договором либо индивидуальным актом применения права. Иногда исполнением обязанности является воздержание от определенных действий, создающее условия для использования права другими участниками правоотношения.

Особенностью исполнения должностными лицами и другими субъектами публичного права является то, что одним актом, действием они исполняют две обязанности - перед гражданином (или иным субъектом права) и перед вышестоящими государственными органами, которым данное должностное лицо подчинено в порядке государственной (служебной) дисциплины.

Для возникновения и реализации некоторых обязанностей, предусмотренных нормами права, необходимы акты применения права (см. ниже § 3) либо конкретные распоряжения (приказы, "команды") управомоченных лиц. Эти акты и распоряжения адресованы точно определенному лицу и определяют конкретную обязанность адресата (бригаде N 600 передать такое-то имущество в указанный срок, свидетелю явиться к обозначенному часу по указанному адресу). При исполнении таких обязанностей иногда возникает вопрос о законности акта или распоряжения, а также об ответственности за исполнение незаконного приказа. В таких случаях применяются следующие правила: 1) приказ (решение, распоряжение, указание), изданный явно вне пределов компетенции должностного лица или государственного органа либо с очевидным нарушением установленного (процессуального) порядка и (письменной) формы, не порождает обязанности его исполнять (считается, что в таких случаях вообще нет приказа); 2) не подлежит исполнению приказ, хотя и изданный в установленных порядке и форме уполномоченным лицом, но по содержанию предписывающий преступное деяние; выполнение действий, предписанных таким приказом, является соучастием в преступлении. Исполнение явно преступного приказа влечет за собой ответственность по закону; 3) во всех других случаях, когда возникают сомнения в законности приказа или распоряжения, лицо, на которое этим актом возлагается обязанность, может обжаловать соответствующий акт в установленном законом порядке; подача жалобы в случаях, предусмотренных законом, приостанавливает исполнение; во всех остальных случаях человек, сомневающийся в законности данного ему распоряжения, должен это распоряжение выполнить в указанный срок, но, исходя из перспективы обжалования, рекомендуется заручиться доказательствами, что было дано именно такое распоряжение (потребовать письменного указания, пригласить свидетелей и т.п.). То же относится к обязанностям, проистекающим из противоречащих закону нормативных актов, различных ведомственных инструкций, устанавливающих ограничения прав граждан или возлагающих на них дополнительные обязанности, с той особенностью, что основными способами их обжалования являются соответствующие заявления в прокуратуру или оспаривание в суде.

Соблюдение права нередко определяется как воздержание от совершения запрещенных нормами права действий. Понимание реализации права как "ненарушение запретов", "несовершение преступлений и проступков" порождает ряд сомнений. Как отмечено выше, действие запретов своеобразно. Они реализуются через правоотношения только в случаях их (запретов) нарушения, когда к правонарушителю применяется санкция. Запреты регулируют поведение людей и общественные отношения уже в силу общеправового принципа гражданского общества, которым гражданам и их объединениям "разрешено все, что не запрещено". Действия в пределах этого общеправового принципа образуют правомерное поведение, для обозначения которого нет смысла вводить в теорию права дублирующий это понятие термин "соблюдение запретов". Существенно важно и то, что для соблюдения (ненарушения) большинства запретов от многих людей не требуется никаких специальных действий или волевых усилий; большая часть членов общества вообще соблюдает многие запреты, даже не зная об их существовании.

Предположение, что нормальный человек, не убив и не украв, реализовал тем самым правовую норму, не согласуется с социальным действием запретов. Хотя многие запреты адресованы всем и каждому, по существу они обращены к тем лицам, которые способны или стремятся совершать запрещенные действия. Социальное назначение запретов в том и состоит, чтобы либо сдержать этих лиц угрозой наказания, либо, в случае нарушения запрета, подвергнуть законному наказанию или взысканию в пределах санкции нарушенной нормы (см. § 3 гл. XXII).

Несовершение преступлений и других правонарушений - не особая форма реализации права наряду с использованием и исполнением правовых норм, а общий результат существования и действия правовой системы, системы воспитания, образования, общественного мнения.

Понятие "соблюдение права" есть смысл использовать для обозначения тех действий, которые по закону требуются для оформления каких-либо юридических результатов, достижение которых не является обязанностью сторон (заключение договора, оформление доверенности, составление завещания, расторжение брака, предъявление иска и т.п.). Правом определен порядок совершения некоторых действий, влекущих правовые последствия: форма, перечень документов, сроки представления, оплата пошлин и т.п. Нарушение этого порядка не является правонарушением, но препятствует наступлению юридического результата (подача жалобы или предъявление иска по истечении срока обжалования или срока исковой давности, представление незаверенной копии аттестата или иного документа и т.п.). Совершение таких действий не подпадает под понятие "исполнение права", если нет обязанности эти действия совершать. В таком понимании "соблюдением" называется предусмотренный законом порядок оформления, осуществления или защиты своего права (чтобы подарить дом - надо оформить дарственную в нотариальной конторе или в муниципалитете; чтобы расторгнуть брак - надо собрать документы, уплатить пошлину, подать заявление в загс или в суд). Несоблюдение этого порядка, соответственно, приводит к тому, что не наступают юридические последствия неправильно оформленных или незавершенных действий.

Сказанное относится к деятельности граждан и частных юридических лиц. Для государственных органов и должностных лиц соблюдение сроков, оформление документов, соблюдение процессуальных и процедурных правил является обязательным, если достижение соответствующего правового результата относится к их компетенции.

Применение права

Применением права называется особая форма его реализации - рассмотрение и решение дел управомоченными на то государственными органами или должностными лицами и принятие решений, определяющих юридическое значение установленных обстоятельств дела. Акт применения права (индивидуальный правовой акт, решение по конкретному делу) является юридическим фактом, ведущим к возникновению, изменению, прекращению правоотношений.

Ряд правовых норм не может быть реализован без применения права. Эта форма (способ) реализации правовых норм определяется законом и подзаконными нормативными актами в тех сферах общественных отношений, где особенно необходимы точная определенность прав и обязанностей сторон, государственный контроль за развитием отношений, внесение в это развитие элементов устойчивости, стабильности, определенности, доказуемости. Для этого, во-первых, нужно точное определение момента возникновения правоотношения, его содержания и субъектов (кто из абитуриентов зачислен в студенты? на какой факультет, на какое отделение, на какой курс? назначена ли стипендия, предоставлено ли общежитие?).

Во-вторых, принятию решения (вывода, имеющего юридическое значение) должна предшествовать строгая проверка фактических обстоятельств дела, определение их юридических последствий, фиксация этого в специально оформленном акте, допускающем последующую проверку обоснованности и законности решения. В-третьих, если государство считает необходимым осуществлять систематический контроль за возникновением и развитием определенных видов правоотношений, необходимо точно определить процессуальные (процедурные) формы рассмотрения и решения соответствующих дел, готовить достаточно квалифицированные кадры государственных служащих, в компетенцию которых входит применение норм этой отрасли права, обеспечивая возможность проверки правильности этих решений и, соответственно, степени квалификации этих служащих.

Высказывалось мнение, что правоприменение не следует рассматривать как способ (форму) реализации права в одном ряду с использованием права, исполнением обязанности, соблюдением запретов, поскольку оно сводится к одной из этих форм или к их сочетанию. С этим мнением трудно согласиться по следующим причинам:

1. Ряд правовых норм вообще не может быть реализован без актов применения права. Таковы нормы о юридической ответственности за правонарушения, многие нормы о передаче имущества, все нормы о регистрации или расторжении брака, о приеме на работу в государственные учреждения, об увольнении, о назначении пенсий и др. Исключив правоприменение из способов реализации права, невозможно представить себе систему этой реализации в целом.

2. Если использование, исполнение и соблюдение типичны для деятельности граждан и частных юридических лиц в сфере гражданского общества, то применение права типично для субъектов публичного права (осуществление власти, управления, правосудия). Ряд государственных органов (например, суды) существует только для правоприменения. Полное рассмотрение проблемы реализации права требует исследования на всех уровнях его осуществления.

3. Именно правоприменение породило процессуальное право - комплексы правовых норм, определяющих порядок, процедуру реализации и охраны материально-правовых норм. Как отмечено выше, под юридическим процессом в последние годы понимается не только деятельность органов правосудия, но и других государственных органов, которая всегда подчинена определенной процедуре. Без рассмотрения места процессуального права в системе правового регулирования характеристика последнего будет неполной.

4. На материалах правоприменительного процесса как наиболее формализованного способа реализации права теоретически разработаны стадии правореализации, приемы толкования правовых норм, типичные способы решения юридических ситуаций - то, что (в свернутом виде) присуще любой форме реализации права. По существу, это именно та тематика, которая составляет основное содержание обучения в юридических учебных заведениях. Исследуя проблемы правоприменения, мы изучаем наиболее распространенные в юридической практике стадии и приемы реализации права вообще.

Различают следующие стадии реализации права.

Оно начинается с исследования обстоятельств дела и выбора правовой нормы, регулирующей данный случай и отношение. То и другое по существу сводится к состыковке юридических фактов и гипотезы правовой нормы. Выбор правовой нормы, подлежащей применению к данному делу, иногда называют "юридическая квалификация".

При исследовании обстоятельств дела может оказаться, что среди этих обстоятельств нет юридических фактов или юридический состав неполон (например, еще не достигнут возраст, необходимый для назначения пенсии), либо отсутствуют доказательства, подтверждающие необходимый для полноты состава юридический факт (нет документов о полном стаже работы). В первых двух случаях выносится мотивированное решение об отказе в применении права (об отдельных исключениях см. далее); в последнем случае дело может быть отложено до (и для) представления необходимых документов или иных доказательств.

Форма некоторых доказательств определена законом (для сделок свыше определенной суммы - письменные доказательства, для некоторых сделок - свидетельство, выданное нотариальной конторой, трудовой стаж доказывается записями в трудовой книжке или справками с места работы, брачные отношения - свидетельством о браке, возраст - свидетельством о рождении или записью в паспорте и т.п.); несоблюдение этой формы может препятствовать решению дела. При подготовке к ведению и решению наиболее сложных дел (об оформлении юридического лица, споры о домовладении, о наследстве и т.п., все уголовные дела и др.) гражданам рекомендуется воспользоваться консультацией и помощью опытных юристов*(1006).

При выборе нормы, подлежащей применению к данному случаю, необходимо пользоваться официальным изданием текста нормативного акта. В последние годы в продаже появились коммерческие издания, содержащие тексты не законов РФ, а проектов этих законов либо тексты отмененных или измененных нормативных актов. Прежде чем пользоваться текстами таких изданий, следует убедиться в том, что закон вступил в силу и в его текст не внесены изменения и дополнения. При расхождении текстов нормативных актов действуют правила: во всех случаях противоречий текстов нормативных актов должен применяться акт более высокой юридической силы; последующий нормативно-правовой акт отменяет или изменяет предыдущий акт равной юридической силы.

При применении правовой нормы может возникнуть проблема "обратной силы" закона, под которой понимается распространение действия юридической нормы на обстоятельства и факты, существовавшие до ее установления (т.е. изменение юридической оценки, квалификации фактов и обстоятельств прошлого). Поскольку правовая норма - это не только правило должного, обращенное в будущее, но и обещание государства решать определенную категорию дел только обозначенным в норме способом, придание закону обратной силы крайне нежелательно, если это ухудшает правовое положение какой-либо категории граждан, и, наоборот, допустимо, а иногда обязательно, если это меняет их правовое положение к лучшему. На этом основана обратная сила уголовного закона, устраняющего наказуемость деяния или смягчающего наказание (ст. 10 УК РФ) и запрет придания обратной силы закону, устанавливающему или отягчающему ответственность лица (ст. 54 Конституции РФ).

Следующая стадия - толкование текста нормативного акта. Под толкованием понимается прежде всего уяснение смысла текста закона, конструирование правовой нормы, подлежащей применению к данному случаю, со всеми ее элементами (гипотеза, диспозиция, санкция). Неразрывная связь и согласованность правовых норм, составные части которых содержатся в различных нормативных актах (статьях, разделах, частях текстов), требует при применении той или иной нормы права тщательно изучить все положения нормативных актов, содержащие применяемую норму. Применение правовых норм осуществляется специально уполномоченными на то государственными органами и должностными лицами; каждому из правоприменителей законом обозначена строго определенная категория дел, относящихся к его компетенции (трудовые споры, регистрация актов гражданского состояния, рассмотрение кассационных жалоб, взимание налогов, назначение пенсий и т.п.). Соответственно, работники этих органов и учреждений должны хорошо знать отрасли права, по которым они готовят и принимают решения. Практическое значение структуры правовой нормы (гипотеза - диспозиция - санкция) в том и состоит, что она ориентирует лиц, применяющих правовые нормы, на тщательный и всесторонний анализ нормативно-правового материала, сопоставление неразрывно связанных между собой статей законов и других нормативных актов, выявление элементов, образующих одну норму, определение условий ее применения, содержания, последствий нарушения (кто к чему обязан, на что имеет право, каково содержание запретов и последствия их нарушения). Этот основной прием толкования может быть назван логико-юридическим (конструирование правовой нормы).

К приемам уяснения текста нормативного акта относится грамматическое толкование, состоящее в уяснении смысла терминов, их связей, предлогов (и/или), иногда даже знаков препинания (наличие или отсутствие разделительной запятой). Используется также систематическое толкование текста закона, определение места статьи закона в его структуре, самого закона - в системе законодательства, связей общей и особенной частей нормативных актов и т.д.

Важное место среди приемов уяснения принадлежит логическому толкованию, состоящему в уяснении понятий, выраженных словами и терминами, содержащимися в нормативных актах. При логическом толковании применяются все законы формальной логики (тождества, непротиворечия, исключенного третьего, достаточного основания). С помощью логических операций (анализ и синтез, построение силлогизма и т.д.) определяются признаки и объем понятия. Особенность логического толкования нормативно-правового текста состоит в том, что приходится учитывать специфику изложения мысли законодателя в тексте закона, содержащем и образные выражения, адресованные массовому правосознанию, и специальные термины, понятные квалифицированным юристам, применяющим право. Поэтому тексты нередко подлежат логическому преобразованию или уяснению с позиций так называемого здравого смысла. Из того, что в тексте закона сказано, что никто не может быть произвольно лишен жизни, отнюдь не следует, что любое лишение жизни, в том числе убийство, является непроизвольным, а тем самым - законным; если "молодому специалисту" далеко за 25 лет, которые медицина считает рубежом молодости, то он имеет право на льготы, определенные для лиц, обозначенных этим термином, но, конечно, не имеет прав на сокращенный рабочий день и другие льготы, предназначенные для собственно молодежи. С логическим толкованием связано "телеологическое" (целевое) толкование, под которым разумеется уяснение смысла закона в связи с его целевым назначением. Так, исходя из смысла конституционной гарантии судебной защиты прав и свобод граждан, а также их прав на юридическую помощь суды обязаны принимать и рассматривать жалобы граждан на все затрагивающие их права решения и действия должностных лиц, государственных органов и общественных организаций, а не только лишь те, которые действительно (а не по ошибочному мнению граждан) нарушают, как сказано в законе, их права и свободы (цель закона - определить судебный контроль за законностью актов, касающихся прав и свобод граждан).

Среди видов толкования иногда называют "историческое", означающее изучение условий, при которых принят нормативный акт, причины его принятия, последующего изменения, сопоставление текста закона с его проектом, изучение прений по стенограмме заседания государственного органа, принявшего акт, и т.п. В целом это - сфера научной деятельности, а не практики работы государственного органа, применяющего право, а потому относится к выработке доктринальных толкований (см. далее). На практике историческое толкование может применяться разве только по свежим следам замены одного нормативного акта другим. Так, в ст. 13 Основ законодательства РФ о культуре определено право каждого человека "без ограничения возраста" на гуманитарное и художественное образование, на выбор его форм и способов. Сопоставление этого текста с ранее действовавшими нормативными актами показывает, что слова "без ограничения возраста" означают не распространение этого права на младенцев и малолетних, а снимают существовавшие до того ограничения предельного возраста ("до 35 лет", "до 45 лет").

При уяснении смысла правовой нормы используются ее официальные нормативные разъяснения, если такие имеются.

Разъяснения-толкования делятся на виды по источнику (а тем самым - по юридической силе) и по объему применения.

Официальные толкования законов и других нормативных актов предоставляются издавшими их ("аутентическое толкование") или специально на то уполномоченными органами (Конституционный Суд РФ по запросам указанных в ст. 125 Конституции государственных органов дает толкование Конституции Российской Федерации). Оно неразрывно связано с текстом истолкованного нормативного акта, носит нормативный характер и обязательно при его применении.

По объему применения от нормативных толкований-разъяснений отличаются "казуальные", т.е. относящиеся к тому делу, по которому вынесено решение, вступившее в законную силу. Среди них особое место всегда принадлежало и принадлежит судебным толкованиям, из которых складывается судебная практика. Толкование закона, содержащееся в решении (приговоре, определении) суда, относится к официальным казуальным толкованиям; оно обязательно только для данного дела. Однако толкование законов, содержащееся в решениях высших судебных инстанций, особенно верховных судов, всегда оказывало влияние на текущую судебную практику. По существу они имели не только силу авторитета, но и авторитет силы, так как кассационная и надзорная практика этих инстанций направляли деятельность нижестоящих судов в сторону именно такого, а не иного толкования законов. Кроме того, Верховный Суд, а также Верховный арбитражный суд наделены правом давать "разъяснения по вопросам судебной практики", обязательные для судов и всех государственных органов и должностных лиц, применяющих истолкованный закон.

Неофициальное толкование законов и иных нормативных актов дается любым лицом, высказывающим свое мнение о смысле текста закона; оно необязательно для лиц и органов, применяющих право. Таково толкование закона истцом, ответчиком, адвокатом, подсудимым, прокурором - в процессе, лектором - в аудитории, журналистом - в газете и т.п.

Особым видом неофициального толкования является доктринальное (научное), т.е. толкование закона учеными-правоведами и их коллективами (например, комментированный кодекс). Неофициальное толкование помогает уяснить смысл закона, но необязательно при его применении.

Результатом использования различных приемов уяснения смысла текста нормативных актов является конструирование правовой нормы, вывод об объеме ее применения к данному случаю.

При идеальной системе законодательства как источника права, точно выражающего намерения и мысли законодателя, текст закона подлежит буквальному толкованию и применению. В странах, где нормативные акты являются главным источником права, предполагается, что "дух закона" выражен в его "букве"; "догма права" является основой основ правоприменения. Это правило применяется и в нашей стране. Однако и у нас, и в других странах все же различаются "дух" и "буква" закона, поскольку мысль законодателя не всегда получает в тексте нормативного акта адекватное воплощение (либо текст устаревает в связи с развитием и изменением общественных отношений). Поэтому кроме буквального (общее правило) иногда, как исключение, применяются ограничительный и распространительный виды толкования. Эти виды толкований, как правило, не могут применяться, если это приведет к ухудшению правового положения лица, в отношении которого выносится акт применения правовой нормы; так, судебной практикой твердо признана недопустимость расширительного толкования обстоятельств, отягчающих ответственность (ст. 63 УК РФ). И, наоборот, принцип гуманизма и другие нравственные нормы иногда оказывают влияние на официальное правосознание, стимулируя отход от буквального толкования некоторых норм. Так, в уголовном законе статьи, определяющие ответственность за отказ или уклонение свидетеля от дачи показаний или за ложные показания, толковались ограничительно в случаях, когда свидетелями оказывались родители, дети, супруг осужденного преступника (ныне основанием такого толкования стали ст. 51 Конституции РФ, а также примечание к ст. 308 УК РФ).

На тех же принципах (отступление от буквы закона не должно ухудшать правовое положение граждан) применяется расширительное толкование, если буквальный смысл, терминология текста закона уже содержания нормы. Так, в Основах законодательства РФ "О культуре" разрешено вывозить за границу результаты своей творческой деятельности с целью продажи. Этот текст толкуется расширительно, так как разрешение вывоза с целью продажи предполагает и разрешение вывоза (тех же предметов) с целью дарения, обмена и других способов распоряжения (кому разрешено большее, тому разрешено меньшее).

Исследование обстоятельств дела и их юридическая квалификация завершаются подготовкой и принятием акта применения права к данному случаю и отношению. Правоприменение в целом представляет собой процесс осуществления и охраны материально-правовых норм. Само правоприменение "формализовано" в том смысле, что правом (процессуальным) определен порядок исследования обстоятельств дела, подготовки и принятия решения, обеспечивающий законность и обоснованность правоприменительной деятельности. Принятое по делу решение должно быть обоснованным, т.е. полностью соответствовать обстоятельствам дела, основываться на исчерпывающем исследовании и объективной оценке собранных доказательств. Решение должно быть законным, т.е. оно должно соответствовать действующим нормам права и правилам их применения. Оно должно быть исполнимым в том смысле, что изложенный в нем юридический вывод должен быть ясно сформулирован с указанием конкретных лиц, точного объема их прав и обязанностей, с определением, в случае необходимости, качеств или видов имущества, размеров денежных сумм, сроков и т.п.

При подготовке решения нередко встает вопрос о его целесообразности, а тем самым о "свободе усмотрения" должностных лиц и государственных органов, применяющих правовые нормы.

Применение абсолютно определенных (императивных) норм исключает свободу выбора промежуточных (по сбору доказательств и т.п.) и окончательных решений правоприменителя. При назначении пенсии, например, нужно установить обстоятельства, дающие право на пенсию, собрать необходимые документы, подсчитать размер данной пенсии в соответствии с трудовым стажем, размером заработной платы и другими критериями, указанными в законе, и принять соответствующее решение*(1007). Применение относительно определенных норм включает выбор правоприменителем одного из вариантов решения в пределах диспозиции или санкции. Надо ли по данному делу вызывать и допрашивать таких-то и таких-то свидетелей, назначать экспертизу, затребовать справки и другие документы? Необходимо ли это для установления истины по делу, подготовки обоснованного решения или только приведет к затягиванию решения дела, к напрасному беспокойству людей и к лишним расходам? Какую конкретно меру наказания определить признанному виновным в преступлении, если в законе сказано: "от трех до семи лет лишения свободы"?

Необходимость выбора одного из возможных решений в пределах относительно определенной правовой нормы нередко называется "свободой усмотрения". Эта свобода поставлена законом в достаточно тесные рамки. Во-первых, свобода ограничена рамками применяемой нормы и процессуального права (решение должно быть законным). Во-вторых, решение должно опираться на достаточные доказательства, дающие основания для принятия мотивированного постановления (решение должно быть обоснованным)*(1008). В-третьих, оно должно быть целесообразным, направленным на наиболее эффективную реализацию правовой нормы, решение дела без проволочек, затребование лишних документов без напрасного вызова и ненужного беспокойства людей. Определяя общие критерии обоснованности и целесообразности "свободы усмотрения" лиц, применяющих право, закон тем самым дает правовые основания для последующей проверки и оценки процесса и результата правоприменения.

Крайне редко в административной и судебной практике встречаются случаи, когда свобода усмотрения может состоять в создании правовой нормы для конкретного случая или отношения. Это так называемые "аналогия права" и "аналогия закона". То и другое имеет место при обнаружении пробела в праве (пробела в законодательстве) - когда факты или отношения законом не оцениваются, но профессиональное правосознание властно диктует необходимость их юридической квалификации. Такие случаи крайне редки; решаются они следующим образом: если в законодательстве есть нормы, регулирующие схожие отношения, дело решается на основании этих норм ("аналогия закона"); если даже и таких норм нет - дело решается на основе общих начал и смысла законодательства, "духа закона" данной правовой системы. Решение дел на основе аналогии права или аналогии закона подлежит дополнительным проверкам надзорными инстанциями и, главное, должно являться сигналом и стимулом к принятию нормативных актов, устраняющих обнаружившийся пробел в праве.

Результатом применения правовой нормы является принятие специального акта, содержащего юридическую оценку данного случая, и проистекающие из него выводы. Акт применения права является юридическим фактом, порождающим определенные правовые последствия. Он должен быть принят управомоченным государственным органом или должностным лицом в установленном для этого процессуальном порядке и соответствовать ряду формальных требований. В акте должны быть обозначены: наименование органа, принявшего этот акт; дата принятия; точное наименование дела, которое решено этим актом; установленные обстоятельства, имеющие юридическое значение для этого дела (юридические факты; иногда требуется перечень основных доказательств, их подтверждающих); юридические выводы из установленных обстоятельств.

Решение может быть отрицательным в том смысле, что управомоченный орган, исследовав обстоятельства дела, не нашел оснований для применения правовой нормы (нет оснований для восстановления в прежней должности, нет права на пенсию, обвиняемый оправдан и т.п.). Отрицательное решение должно быть так же мотивировано, как и положительное*(1009). Оно имеет то юридическое значение, что по тем же самым основаниям, которые были исследованы и получили оценку в решении, заявитель не может повторно обратиться в этот же орган с требованием рассмотреть то же самое дело.

Некоторые акты применения права должны содержать все эти реквизиты (решения, приговоры, определения судов), другие не содержат "мотивировочной части" (изложение и юридическая оценка обстоятельств дела), иные формулируют лишь основной юридический вывод (приказ ректора вуза о переводе студента с одного курса на другой).

Нарушение формы акта, принятие его некомпетентным органом, несоблюдение порядка (процесса) применения права влечет отмену акта и повторное рассмотрение дела. Некоторые акты применения права вступают в законную силу после обжалования либо истечения срока на подачу жалобы. Жалоба может быть подана на любой акт применения права - органу, принявшему этот акт, вышестоящему органу, в прокуратуру, в определенных законом случаях - в суд.

Иногда высказывается предположение, что нормы права применяют не только государственные органы и должностные лица, но и граждане. С этим нельзя согласиться. Граждане совершают массу поступков и сделок, ведущих к возникновению, изменению, прекращению правоотношений. Одни из них предельно просты (проезд на общественном транспорте), другие требуют специального оформления (обмен квартир, купля-продажа недвижимости). Некоторые договоры действительны лишь с момента их оформления в установленном порядке (в нотариальной конторе, в муниципальных учреждениях). Однако все сделки и договоры граждан охватываются понятием "правомерное поведение" (использование права, исполнение обязанности), а применение права как принятие решений, имеющих официальный характер, при оформлении наиболее сложных договоров или решении споров осуществляется не гражданами (их участниками), а специально на то уполномоченными субъектами права (нотариальная контора, муниципальное учреждение, органы загс, суд).


3437894796779700.html
3437946322173190.html
    PR.RU™